Иерархия Статей
Раздел статей » Каково это быть дачником? » Дачная поэма
Дачная поэма
Сибирский кедр и абрикосы, китайский лимонник и аралия маньчжурская, айва японская и курильский чай. Среди экзотики попадаются наши яблоки и груши, правда, по десятку сортов на одном дереве. Все эти растения собраны и выращены не на испытательной селекционной базе, а на одной из обычных павлодарских дач.

Общие частности

Их дачу легко найти. У ворот – пирамидальный тополь, самый высокий в округе, кедр и старенькие зеленые жигули. А еще выдает буйная разнообразная растительность, пробивающаяся через ограждение. И это только начало – с первых шагов по участку многое просто поражает воображение. Например, обилие цветов.

– Первым по весне зацветает адонис, потом медуница, тюльпаны, «Разбитое сердце», розы, лилии. Глядишь на это великолепие, вдыхаешь его аромат и думаешь: какая все-таки благодать вокруг, – начинает разговор Тамара Васильевна Борисюк.

На самом деле «цветочную поэму» можно еще долго продолжать. На даче супругов Анатолия и Тамары Борисюк цветов столько, что одной строкой не передать – от самых ранних, до встречающих поздней осенью первый снег. А еще есть сто пятьдесят сортов яблок, полсотни – груш, малины, смородины, вишни, сливы и других фруктов-ягод.

– Как же вся эта красота на десяти то сотках помещается? Ведь есть такие жизненно необходимые и не очень дешевые нынче картошка, капуста, помидоры?

– Этого добра тоже хватает, – отвечает Анатолий Афанасьевич. И тут же выдает новый список сортов: Адрет, Рамона, «Невский» – это сорта картофеля. – Я когда саженцами не так активно стал заниматься, выделил часть земли под овощи. Много не стал, огурцы, в конце концов, на базаре можно купить. А от красоты не могу отказаться.

– Только необходимость урезать «производство» саженцев заставило вас пойти на такой подвиг? Выходит, сегодня приобретать и выращивать новые породистые сорта стало сложнее?

– У меня, конечно, были и личные мотивы, чтобы сократить объемы своей переписки и обмена с лучшими селекционерами ближнего зарубежья. Но есть и объективные причины – почтовой связи, я имею в виду пересылку, с той же Россией нет. Журналы читаем, с новинками знакомимся, с селекционерами, исследовательскими центрами общаемся, а чтобы в руки попал заветный саженец, надо немало усилий приложить, – вздыхает Анатолий Афанасьевич. – Через родственников, знакомых проживающих в приграничных российских городах выписывать каталоги, получать посылки, затем уже их в Казахстан переправлять. Это затратное, долгое, а потому рискованное мероприятие.

– Но веди и у нас, насколько я знаю, есть исследовательские растениеводческие центры.

– Только в Алматы. А климат в южной столице с нашим разнится, и растения соответствующие, теплолюбивые.

– Раньше такой проблемы не стояло?

– Нет, если учесть, что я перебрал весь ассортимент России – Мичуринские, Исаевские, Черненковские сорта, протестировал южные черешню, персики, абрикосы, а потом, поняв, что они нам не подходит «переключился» на Свердловск и Челябинск.

– Такая колоссальная работа необходима?

– Конечно. Может кому-то покажутся незначительными прописные истины, но хороший посадочный фонд – залог хорошего урожая отдельно взятого дачника, то есть достатка в семье. Еще и на рынок можно что-то выкинуть. А в разрезе всей системы сельского хозяйства селекционный отбор должен быть в приоритете. Но сказать, что кому-то это сегодня нужно, не могу. Человек сегодня ищет место, где можно первым делом хорошо заработать. А работа на земле – она тяжелая. Вчера вот, весь день копался – руки и потянуло. Куда проще закопать невесть какой картофель и ждать прибыли.

Семя в землю

Каждую весну на садовый участок семьи Борисюк начинается паломничество тех, для кого дача почти что искусство. И не зря. Прогулка по дорожкам незаметно перерастает в экскурсию. Растения здесь – как экспонаты со своей личной историей.

Сложно поверить, что на небольшом деревце яблони совмещены девять сортов. Анатолий Афанасьевич начинает объяснять, как он этого достиг, и для чего это нужно. В процессе объяснения проскальзывают понятные лишь специалистам термины вроде сланцевая, сланцево-кустовая формы, привой. Куда более доходчива такая яблочная арифметика от садовода:

– Обычное дерево один год плодоносит и приносит хозяину 100 килограммов яблок. Другой год отдыхает, итого 100 кг. за два года. А на этом дереве отдых происходит по очереди. Шесть веток плодоносят, три нет. И эти три еще «подкармливают» рабочие. Плоды поэтому получаются по качеству и вкусу лучше. А в итоге собираем 75 килограммов. На следующий год отдыхают другие три ветки – и снова 75 килограммов урожая. В итоге за два года – 150 кг.

То же самое с грушами – несколько необычно выглядит грушевое дерево, на котором плоды крупные и поменьше, вытянутые и шаровидные. А если все это привито на черноплодную рябину…

Заметив удивленный взгляд садовод поясняет: ветки «черноплодки» гнутся до самой земли. Так что в зиму эти ветки, но уже с грушами можно пришпилить к земле, чтобы под снегом не замерзли.

– А если все-таки замерзнут, будем удалять. Выживает сильнейший и лучший. Зато в будущем саженцы не подведут.

Смутили также абрикосовые деревья, возвышающиеся над рукотворными водоемам с водопадом. Южное, казалось бы, растение разродилось многочисленными плодами, которые, к тому же, уже почти поспели и очень сладкие на вкус.

– Косточку бросайте на землю. У нас по весне поросль абрикосов везде. Такая вот экзотика. У нас в Павлодарском Прииртышье действительно суровый и не всем растениям подходящий климат. Но если постараться, дерево, куст или цветоук приживутся.

Недалеко от абрикосов – китайский лимонник, рябина и северный сосед – семиметровый кедр. Таким он стал через почти четверть века после того, как Анатолий Борисюк посадил его совсем маленьким саженцем у ворот. До этого он и вовсе был обычной семечкой. Оказывается, кедр – та же сосна. Отличается от сестры тем, что у сосны три иголки в венчике, а у него – пять.

– А еще нужно наблюдать за растением, примечать, чего оно хочет. Вот у нас Аралия Маньчжурская – ну не наше растение – несколько лет выбирала, где ей лучше расти. Сидела под кедром, а потом перебралась под яблоню и «вытянулась» однажды в трехметровую красотку, показала себя. Там мы ее и оставили. Женьшеня 60 кустов было, я с ним всегда на выставках первое место занимал…

Так Анатолий Афанасьевич и Тамара Васильевна о каждом обитателе дачи: при всем многообразии растительности безошибочно указывают, где и какое растение было, где оно сейчас и есть ли вообще. Будь то женьшень, фенхель или экзотический Курильский чай.

Человек и земля

– Откуда желание творить на земле?

– Это все Анатолий. Я то до замужества и не знала, что бывает такая красота, – говорит Тамара Васильевна. Родилась на самом севере Казахстана, он приехал из Украины, привез свои знания с собой. Мы когда машину купили, я еду и слезы по щекам катятся, говорю Толе – разве могла я и мечтать, что муж у меня будет хороший, не пьющий, а утоляющий жажду любовью к земле. А вышло так все-таки.

Это не первая их дача, с первых лет семейной жизни пропадали за городом. Так и говорят – полжизни на грядках, в садах и среди цветов провели. Вырастили и отучили детей. Дети разъехались, а земля осталась с ними.

– С дачами тоже сложно расставаться. Мы вторую, саму красивую продали, я так рыдала. Сирень, на которой одна ветка белая, другая фиолетовая, а третья сиреневая – очень уж жалко было. Как сейчас помню, все на это чудо ходили смотреть. Это было почти тридцать лет назад, – вспоминает Тамара Васильевна. – А до сих пор забыть ее не могу.

– Но тогда не принято было много о таких экспериментах говорить. Интересовались ими единицы.

– А для простых людей «кустарная» селекция была сама жизнь, – говорит Анатолий Афанасьевич. Я еще подростком в послевоенные годы дядьке на Украине помогал в садах урожайность повысить. У него и научился элементарным приемам прививки. Потом перед армией работал помощником бригадира полеводческой бригады. Очень приглянулся я им как доморощенный специалист, два года мне отсрочку от армии давали, пока я сам не попросился. А потом уговорили меня приехать сюда, на целину. И дальше как в известном фильме: жена, работа, дети – и никакой романтики (смеется). Работал всегда водителем, хотел отучиться, да так и не выбрал время. Обратно на родину не уехал. Видел я, что здесь климат не такой мягкий как у нас на Украине, растения совсем другие и скудные к тому же. Но решил, что и эти трудности можно преодолеть. Было бы желание. А через год мне семьдесят исполняется и желание приукрасить жизнь пока не пропало.

Ирина Адылканова
Статья опубликована в павлодарской газете "Наша Жизнь"





Другие статьи про Анатолия Афанасьевича Борисюка:

Каково это быть дачником?
Это дерево я сажу для внука
Ботанический сад на даче
Чтобы всё росло
Прививки его страсть
Комментарии
Нет комментариев.
Добавить комментарий
Пожалуйста, войдите чтобы добавить свой комментарий.
Рейтинги
Рейтинг доступен только для пользователей.

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь для голосования.

Нет данных для оценки.
Навигация
Авторизация
Логин

Пароль



Вы не зарегистрированы?
Нажмите здесь для регистрации.

Забыли пароль?
Запросите новый здесь.
Яндекс.Метрика Тиц и pr сайта ђейтинг@Mail.ru